Инфографика: венчурные инвестиции 2017 года

Содержание

Инфографика: венчурные инвестиции 2017 года

Ситуацию на российском венчурном рынке в 2017 году можно назвать застоем. С одной стороны, на рынке появилось больше стратегических покупателей-корпораций за пределами интернет-рынка, которые покупали стартапы. С другой стороны — венчурные фонды по-прежнему больше интересуются проектами в других юрисдикциях, опасаясь, что не продадут стартапы и не получат доход от инвестиций. Большинство российских инвесторов критически оценивали российский венчурный рынок, а предприниматели, не надеясь на инвесторов, дружно поднимали многомиллионные инвестиции с помощью ICO. Журнал Inc. вместе с Фондом развития интернет-инициатив (ФРИИ) подвел итоги года на венчурном рынке, поговорив с инвесторами и собрав данные об инвестициях в российские проекты. Наша инфографика поможет начинающим предпринимателям понять, к кому обращаться за деньгами для своего бизнеса.

Несмотря на пессимизм профессиональных венчурных инвесторов, частные фонды в 2017 году заключили больше всего сделок — 85 инвестиций. В этой категории мы также учитывали инвестиции ФРИИ на более поздних стадиях, чем акселерация проектов (за первые три квартала 2017 года было 13 таких сделок, до конца года фонд может закрыть другие инвестиции, отметили в пресс-службе). Частные фонды также вложили наиболее заметный вклад в российский венчурный рынок в деньгах — 6,9 млрд руб.

Акселераторы и частные инвесторы делят между собой второе место по количеству сделок (70 и 68, соответственно). Но частные инвесторы потратили на венчурные инвестиции существенно больше денег — 1,9 млрд рублей, тогда как акселераторы вложили в проекты 151 млн руб.

Инвестиции в стартапы корпораций (23 сделки) составили около 1,2 млрд руб. Мы исключили из статистики сделки по поглощению (они не являются венчурными инвестициями), но именно на них приходятся основные «расходы» компаний. Мы также не учли крупную сделку Сбербанка (инвестиции в совместный проект с «Яндекс.Маркетом» в размере 30 млрд рублей) — ее должны закрыть в начале 2018 года.

Финансирование IT-проектов со стороны фондов с госучастием составило, по нашим подсчетам, около 1,6 млрд рублей, — не так много, учитывая растущий интерес государства к венчурной отрасли.

По сравнению с прошлой инфографикой, мы вынесли в отдельную категорию инвестиции со стороны иностранных фондов, компаний, акселераторов и инвесторов в проекты российского происхождения. С одной стороны, интерес профессиональных венчурных фондов к зарегистрированным в России проектам действительно упал, как отмечал Crunchbase. С другой — компании российского происхождения, которые, как правило, имеют регистрацию в других юрисдикциях, продолжают проходить в американские акселераторы и привлекать инвестиции от иностранных инвесторов и компаний, в том числе крупные: российский разработчик навигационной системы с использованием технологии дополненной реальности WayRay в апреле 2017 года привлек от китайской Alibaba Group $18 млн. Всего мы насчитали 29 сделок с участием иностранцев на общую сумму 4,3 млрд рублей.

Эпоха застоя

В целом, инвесторы сходятся в мнении, что в 2017 году российский венчурный рынок не показал значительной динамики. Год выдался «абсолютно ровным» — без серьезных успехов, но и без откровенных фейлов, что не так и плохо, учитывая неблагоприятную макроэкономическую и политическую ситуацию, говорит управляющий партнер фонда Flint Capital Дмитрий Смирнов.

С ним соглашается и автор исследования венчурного рынка «Венчурный барометр» — партнер фонда iTech Capital Алексей Соловьев: «Ожидания роста и сам рост вполне сбалансированы – нет ни завышенных ожиданий, ни эйфории, ни пессимизма». И в ближайшие годы ситуация, скорее всего, не изменится, считает он.

Читайте также

Согласно нашему подсчету, общее количество инвестиций незначительно выросло — с 254 сделок в 2016 году до 287 в 2017 году. Несколько увеличился и общий объем инвестиций в российские проекты на рынке — с 14 млрд рублей в 2016 году ($210 млн по среднему курсу за 2016 год) до 16,3 млрд рублей в 2017 году ($277 млн по курсу на декабрь 2017 года). Inc. поговорил с российскими инвесторами о главных трендах уходящего года.

Тренд №1: все больше корпораций интересуются стартапами

Практически все опрошенные Inc. инвесторы отмечают возросшую в 2017 году активность корпораций, которые все чаще выступают как стратегические покупатели компаний. «Стратеги — в лице «Яндекса», Mail.ru Group, Cбербанка — и ряд компаний, не афиширующих свою деятельность, стали более активны на венчурном рынке, что говорит о формировании экосистемы. Как только на рынке появляется M&A активность, это стимулирует инвесторов делать сделки на посевных и ранних стадиях, они понимают, что компании продаются и у них будет возможность сделать экзит», — указывает управляющий партнер фонда AddVenture Максим Медведев, но добавляет, что российский рынок, даже по сравнению с европейским, пока в зачаточном состоянии.

Управляющий партнер фонда Target Global Михаил Лобанов соглашается, что венчурный рынок в России начал оживать за счет появления новых стратегических игроков. В качестве примера он приводит выход инвесторов образовательного проекта «Нетологии-групп» Buran Venture Capital и InVenture — их доли в августе приобрела «Севергрупп» владельца «Северстали» Алексея Мордашова. Сумма сделки не разглашалась, но InVenture заработал на инвестициях в компанию в три раза больше, чем вложил, говорил Inc. партнер фонда Антон Иншутин. «Севергрупп» сделала несколько инвестиций в 2017 году: приобрела контроль в сервисе для подбора персонала JungleJobs, HR-стартап Potok и фриланс-платформу «Ремонтник.ру».

Также в 2017 году банки активно приобретали стартапы.

Сбербанк купил 80% сервиса онлайн-записи к врачам DocDoc, «Тинькофф банк» объявил о покупке 55% платежного сервиса CloudPayments, несколько стартапов приобрел «Модульбанк».

«Крупный бизнес поворачивается лицом к стартапам под воздействием как внешних факторов — президент Путин указал госкорпорациям создавать инновационные фонды (о создании собственных фондов уже заявили Роскосмос, Объединенная авиастроительная корпорация и Росатом — Inc.), — так и внутренних: конкуренция вынуждает компании больше внимания уделять инновациям», — объясняет тренд директор по работе с портфельными компаниями ФРИИ Сергей Негодяев. В следующем году все больше компаний придут к пониманию, что покупать стартапы дешевле и эффективнее, чем заниматься внутренними разработками, уверен он.

Читать статью  Венчурные инвестиции это вложение капитала в

Стартапами интересуются компании, в том числе, из традиционных отраслей экономики, говорит партнер фонда Xploration Capital Евгений Тимко. «Почти в каждом своем общении с компаниями из добывающих секторов мы уже сейчас получаем запросы на партнерство. Многие из таких игроков понимают, что им не хватает компетенций в работе с венчурной эко-системой, и готовы партнериться с профессиональными игроками», — добавляет он. Хотя госкомпании — например «Росатом», ВЭБ и РЖД — все чаще идут путем развития собственных инвестиционных фондов, отмечает он. Тенденция ведет к разрастанию границ венчура и охвату большого количества индустрий, которые еще вчера казались непригодными для стартапов, считает Тимко.

«Я всем задаю вопрос: какая M&A стратегия у «Аэрофлота»? Этого никто не знает. Но в теории авиакомпания могла бы выступать покупателем большого количества технологических компаний в сфере искусственного интеллекта, больших данных, AR/VR, оптимизации логистических цепочек, которые могли бы быть полезны ее бизнесу», — рассуждает Алексей Соловьев из iTech Capital.

Тренд №2: Новички на рынке

Инвесторы отмечают продолжающийся тренд: появление на рынке большого количества новых игроков — частных фондов и частных инвесторов. В 2017 году появилось много newcomerов: фондов и инвесторов-новичков, — частично эти фонды привлекли инвестиции, в том числе, от государственных инвесторов, отмечает Алексей Соловьев.

По данным Российской ассоциации венчурного инвестирования, только за 9 месяцев 2017 года было запущено 16 новых VC-фондов общим объемом $313 млн — для сравнения, в 2016 году появились 13 новых фондов.

Фондов становится больше в связи с появлением новых целевых сегментов, объясняет партнер фонда Xploration Capital Евгений Тимко. Xploration Capital начал инвестировать в сентябре 2017 года и смотрит на проекты, связанные с цифровизацией сырьевого и инфраструктурных секторов, — отрасли, которые в России только начинают осваивать применение IT-технологий для повышения производительности. Один из проектов фонда на блокчейне автоматизирует обмен информацией одного из крупнейших металлургических предприятий Казахстана с налоговыми и таможенными органами.

Продолжают активно приходить на рынок новые частные инвесторы — так называемые бизнес-ангелы. По словам президента «Национальной ассоциации бизнес-ангелов» Виталия Полехина, вложения частных инвесторов в стартапы второй год подряд растут на 30%. В среде частных инвесторов, в отличие от классических фондов, не было спада — фонды, у которых под управлением, как правило, чужие деньги, в кризис вынуждены были искать более высокодоходные рынки, чтобы показать доходность портфелей, поэтому в 2015 году многие из них переориентировались за рубеж. Частные же инвесторы инвестируют в то, что им близко географически и профессионально, поэтому они остались в России. Снижение активности фондов привело к тому, что все больше хороших проектов достается в первую очередь частным инвесторам, объясняет Полехин. И в следующем году активность с их стороны продолжит расти: многие банки предлагают своим состоятельным клиентам венчурные инвестиции как более интересную альтернативу традиционным банковским продуктам.

«Ставки по депозитам падают, банки уже не выглядят такими надежными структурами, старые модели бизнеса начинают приносить меньше денег, опять же биткоин сильно вырос за год», — перечисляет причины, по которым люди начинают самостоятельно инвестировать в компании, генеральный директор площадки для краудинвестинга StartTrack Константин Шабалин. По его словам, объем инвестиций через StartTrack в 2017 году вырос в полтора раза и достиг 800 млн рублей.

Тренд №3: ICO как фильтр проектов

Практически все инвесторы называют среди главных трендов 2017 года ажиотаж вокруг блокчейн-проектов и ICO, как способе привлечения финансирования. Мы не стали учитывать статистику привлечения денег через ICO, поскольку это не инвестиции (покупатели токенов не получают долю в проекте). Кроме того, значительная часть инвесторов полагает, что ICO не окажет существенного влияния на венчурный рынок (54% опрошенных для «Венчурного барометра» инвесторов заявили, что не почувствовали влияния на свой бизнес).

С этим согласен управляющий венчурного фонда LETA Capital Александр Чачава: если компаниям есть что терять, они опасаются рисковать, а ICO — это риск, поэтому серьезные проекты не станут пробовать новый способ финансирования, полагает он. А когда в следующем году наступит «похмелье» после ICO, многие проекты, которые уже привлекли таким образом деньги по крайне высоким оценкам, могут столкнуться с тем, что венчурные инвесторы на следующих раундах эти оценки не подтвердят, предупреждает инвестор.

По мнению Дмитрия Смирнова из Flint Capital, ICO стало своеобразным фильтром компаний, которые приходят к фондам. «Стало меньше откровенно слабых проектов — многие фаундеры на ходу «переобулись» и пошли поднимать деньги через краудфандинг на ICO», — отмечает он. Для фондов, как профессиональных участников рынка, это позитивный момент.

В отличие от ICO, блокчейн как технология — долгосрочный тренд, подчеркивает сооснователь венчурного фонда TMT Investments Артем Инютин (созданный им с партнерами фонд TMT Crypto Fund в 2018 году планирует начать инвестировать в блокчейн-проекты). Блокчейн называли одной из наиболее предпочтительных ниш для инвестирования 50% опрошенных «Венчурным барометром» инвесторов — он вошел в тройку самых интересных для венчурных фондов отраслей, после проектов в области искусственного интеллекта и машинного обучения и финтеха. Будут ли фонды активно инвестировать в эту отрасль, не опасаясь «пены» ICO, — вопрос следующего года.

Тренд №4: Усиление роли государства

Еще одним трендом прошлого года стало повышенное внимание к венчурной отрасли со стороны государства. Участие государства на рынке, снижавшееся с 2014 года, вновь начало расти, считает Алексей Соловьев из iTech Capital.

Правительство утвердило программу «Цифровая экономика», которая должна способствовать цифровизации России, была реорганизована Российская венчурная компания (РВК), которая теперь должна больше инвестировать в фонды с участием частных денег, три собственных венчурных фонда запустило «Сколково» — для инвестиций в индустриальные компании, ИТ-проекты и биотехнологии. Также собственные фонды запускают госкорпорации — «Ростелеком», Росатом и другие.

«Это неизбежно для нашей страны — по разным оценкам, около 80% экономики связано с государством, и если ты не можешь эту систему победить, стоит ее полюбить, — главное, чтобы государство не действовало напролом, не заливало рынок деньгами, а работало «с умом», — рассуждает Соловьев. По его словам, он сам согласился стать соуправляющим одного из фондов «Сколково-ИТ» (находится под управлением iTech Capital), поскольку в фонде лишь часть денег — государственные, остальные — частные инвестиции, а подбором инвестиций и выходов занимаются частные компании.

Пока, если верить нашей статистике, инвестиции со стороны госфондов составили около 1,6 млрд рублей (часть из них в виде грантов) — не так много на фоне растущего интереса государства к венчурной отрасли.

Читать статью  Что такое венчурные инвестиции и как они помогают компаниям найти деньги в самом начале работы

Президент давал указания госкомпаниям покупать инновации, и необходимо, чтобы в следующем году он напомнил об этом, а то у чиновников обычно память короткая, — скептичен Дмитрий Смирнов из Flint Capital.

Осторожный оптимизм

Ожидания от следующего года у инвесторов смешанные. С одной стороны, изоляция российского рынка под санкциями, которые США планирует ввести в начале 2018 года, может усилиться. Опрошенные «Венчурным барометром» инвесторы называли новые санкции в отношении России 2017 года одним из главных событий, повлиявших на рынок, — вот уже несколько лет санкции являются барьером для проникновения в страну иностранного капитала.

«Когда к нашей портфельной компании обращается какой-то западный фонд, мы десять раз перепроверяем, не сон ли это. Я почти каждый день разговариваю с Index Ventures, но наши рассказы про то, что здесь все цветет, их не трогают», — говорил на недавней встрече Inc.Talks управляющий фондом Sistema_VC Алексей Катков. Для предпринимателей это очень плохо: иностранные фонды — это качественно иной уровень экспертизы, глобальный нетворкинг, который не могут дать фонды российские, замечает он.

Впрочем, некоторые инвесторы полагают, что ситуация в следующем году может измениться к лучшему.

Российская экономика, несмотря на санкции, не умерла: все плохое, что могло случиться, уже случилось — санкции ввели, нефть подешевела, доллар подорожал, все, что могло пойти не так, уже произошло, поэтому дальше — «все пути наверх», говорит управляющий фондом Target Global Михаил Лобанов.

По словам Лобанова, в 2018 году фонд планирует немного увеличить долю российских проектов в инвестиционном портфеле, в первую очередь в области финтеха. Сейчас 99% портфеля находится за пределами России.

Партнер фонда RB Partners Арсений Даббах полагает, что рынок активизировался к концу года, — сейчас «набирается» момент, который приведет росту венчурной отрасли в 2018 году по объему сделок.

Сейчас корпорации перестают смотреть на покупку стартапов, как способ расширить «кругозор» корпорации и начинают видеть в этом инструмент конкуренции, через 3-4 года это приведет к тому, что на российском рынке будет на порядок больше поглощений корпорациями, чем сегодня, полагает инвестиционный директор фонда Maxfield Capital Алексей Тукнов.

Однако в следующем году комфортными для поглощения с точки зрения покупателей будут компании стоимостью $1-10 млн, замечает директор департамента слияний и поглощений Mail.Ru Group (компания второй год выступает одним из наиболее активных покупателей стартапов на рынке — Inc.) Алексей Милевский. Тем, кто предендует на оценку более $100 млн, придется научиться зарабатывать, а не рассчитывать на покупку.

Если в 2014-2015 годах проблема российского венчурного рынка состояла в малом количестве инвестиций на ранних стадиях, то за эти годы ФРИИ отчасти проблему для рынка решил, говорит директор по работе с портфельными компаниями Сергей Негодяев. Но найти инвестиции на более поздних стадиях — на этапе привлечения десятков и сотен млн долларов — по-прежнему сложно. Но предприниматели научились жить без денег: за последний год фаундеры стали осознаннее, и это позволяет проектам быстрее развиваться как бизнес — выходить на операционную прибыль и преодолевать так называемую «долину смерти» (отсутствие инвестиций на более поздних стадиях), говорит Негодяев. Когда компании реинвестируют в развитие только собственную прибыль, они растут медленнее, чем с инвестициями, но выживают и продолжают развиваться, — это позитивный тренд, считает эксперт. Остается только ждать, когда в них поверят и российские фонды и российские корпорации.

По мнению Александра Чачава из LETA Capital, сейчас российский рынок вступил в зрелую фазу, появляются сильные проекты, хотя не все фонды, «обидевшиеся» в кризисный 2014 год, возвращаются к инвестициям на родине. У России по-прежнему остается преимущество в виде более дешевых программистов, замечает инвестор.

Венчурные инвестиции в россии в 2017 году

header-image

Венчур — отдельный мир, и инвестиции на этом рынке устроены не так, как на бирже. Венчурные инвестиции считаются высокорискованными, но истории успеха впечатляют: инвесторы, разглядевшие в стартапах потенциал, в будущем выходят из них с огромной выгодой. Рассказываем о том, как работает этот рынок и как частный инвестор может вложиться в стартап.

Как работают венчурные инвестиции

Венчурные инвестиции — высокорискованные. Инвесторы выбирают компании с большим потенциалом и вкладываются в них в обмен на долю в растущем бизнесе. Полученный капитал компания тратит на развитие, например на расширение штата или масштабирование бизнеса. Цель инвестора — успешный экзит (выход), то есть продажа своей доли в компании с максимальной прибылью. Обычно экзит происходит спустя 5-8 лет с момента инвестиций.

При этом стартап может и не «взлететь» — и тогда свои вложения инвестор потеряет. Когда речь идёт об инвестициях в проекты на ранних стадиях, инвестор зачастую просто знакомится с командой и сам изучает её продукт. Фонды могут позволить себе проводить полноценный due diligence с привлечением сторонних экспертов, однако это не всегда помогает.

История одного провала

Компания Juicero, которая продавала автоматические соковыжималки за $400 и пакетики с соком, успела привлечь $120 млн от нескольких фондов, в том числе от венчурного подразделения Google. В 2017 году один из инвесторов попробовал выжать сок из пакетика вручную и понял, что дорогая соковыжималка для этого не нужна. Об этом написали журналисты Bloomberg, решившие повторить эксперимент. Спустя пять месяцев стартап закрылся.

Некоторые фонды специализируются на инвестициях на ранней стадии, поскольку именно такие вложения приносят больше всего прибыли в случае успеха (но считаются самыми рискованными). Этапы привлечения инвестиций называются раундами или сериями и обозначаются буквами. Свои первые инвестиции стартап привлекает в раунде A, вторые — в раунде B, и т. д.

Обычно размер инвестиций растёт от раунда к раунду. В одном раунде могут участвовать несколько фондов и бизнес-ангелов — тот, кто вложил наибольшую сумму в рамках раунда, называется лид-инвестором. При этом существуют так называемые «посевные» и даже «предпосевные» инвестиции (seed и pre-seed) — их стартап привлекает ещё до раунда A. Такие инвестиции проекты получают на самом раннем этапе (часто на уровне идеи).

Кто инвестирует в стартапы

Бизнес-ангелы

Бизнес-ангелы — частные инвесторы, которые оказывают стартапам финансовую поддержку на ранних стадиях. В США средняя сумма вложений таких инвесторов составляет от $25 тыс. до $100 тыс., в России — от $20 тыс. до $300 тыс. Впрочем, эти данные невозможно проверить: многие частные инвесторы предпочитают не афишировать сделки. Бизнес-ангелы вкладывают собственные средства, а из проекта они обычно выходят через 2—3 года, продавая долю венчурному фонду или стратегу. Важно не путать бизнес-ангелов с венчурными капиталистами: если первые зачастую относятся к инвестициям как к хобби и полагаются на эмоции, то вторые занимаются инвестированием в стартапы профессионально.

Читать статью  Международные инвестиции: их значение в современной экономике - компания VVS

Бизнес-ангелы поддерживают проекты на самых ранних стадиях, поэтому часто теряют деньги, но в случае успеха получают огромную прибыль. Одной из самых успешных «ангельских» сделок в истории считается инвестиция предпринимателя Энди Бехтольшайма и профессора информатики Дэвида Черитона. В 1998 году они решили вложить по $100 тыс. в проект Сергея Брина и Ларри Пейджа ещё до того, как партнёры зарегистрировали бизнес. Так Бехтольшайм и Черитон стали первыми инвесторами Google, что сделало их миллиардерами.

Акселераторы

Венчурные акселераторы предлагают стартапам не только посевные инвестиции, но и менторскую поддержку. Цель акселерации — дать стартапу «подрасти» и подготовиться к более серьёзным инвестициям.

Принцип работы таких программ легко объяснить на примере американского Y Combinator — самого известного в мире акселератора. Y Combinator проводит набор дважды в год, отбирая из тысяч заявок десятки проектов. В ходе трехмесячной акселерации стартаперы под руководством менторов работают над своими проектами и учатся вести бизнес. Каждый набор заканчивается демо-днём — презентацией проектов, на которую приглашают около тысячи инвесторов и журналистов. Сам Y Combinator инвестирует в понравившиеся стартапы по $125 тыс. в обмен на 7 % компании.

Акселераторы работают на множестве рынков — в России, по данным Ассоциации акселераторов и бизнес-инкубаторов, их более ста. Свои акселераторы есть у Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ), Российской венчурной компании (РВК), «Сколково» и других институтов развития.

Распространены и корпоративные акселераторы. Как и в других венчурных акселераторах, условия там разные: крупная компания может инвестировать в проект в обмен на долю, а может запустить со стартапами-финалистами пилотные проекты. Корпорациям акселераторы помогают решать внутренние задачи, а стартапам — быстро внедрять свои решения в бизнес-процессы заказчиков, минуя процедуры, которые обычно проходит подрядчик (например тендеры).

У СберБанка, к примеру, есть внутренний акселератор SberUp: по итогам последнего набора четыре проекта получили инвестиции, а один стал частью банка. Во внутренний акселератор команды приходят с перспективными идеями, чтобы во время акселерации создать mvp (minimum viable product, то есть минимально жизнеспособный продукт).

Венчурные фонды

Венчурные фонды считаются самыми сильными игроками рынка. Фонды управляют капиталом инвесторов, которыми могут быть частные лица, корпорации, государственные структуры, пенсионные фонды и даже благотворительные организации. Общая сумма их вложений — то, что называют объёмом фонда.

Традиционно венчурным фондом управляет генеральный партнер (GP, часто является юрлицом). Инвесторов фонда называют партнёрами с ограниченной ответственностью (LP). Решения об инвестициях в стартапы принимают менеджеры фонда, и они же отправляют инвесторам регулярные финансовые отчёты.

Проекты, в которые инвестирует фонд, называются его портфельными компаниями. Иногда фонды фокусируются на определённых сферах или рынках: есть фонды, которые инвестируют в азиатские стартапы, в e-commerce-проекты или биотех. Портфель фонда — публичная информация. Например, здесь можно увидеть портфельные компании легендарного американского фонда Sequoia, а здесь — российского ФРИИ.

Инвестируя в стартапы, управляющие венчурными фондами понимают, что 50—60 % портфельных проектов прогорят, а еще 20—30 % смогут выйти в плюс и будут приносить инвесторам десятки процентов прибыли в год. Фонды делают ставку на то, что оставшиеся 10—20 % портфельных компаний выстрелят и принесут сверхприбыль. Средняя доходность венчурных фондов в США, по данным Cambridge Associates, с 2007 по 2017 год составила 9,04 %.

Что происходит со стартапами, которые привлекли инвестиции

На первый взгляд кажется, что вариантов развития событий два: стартап с венчурными инвестициями либо «умирает», либо «выстреливает». На деле всё немного сложнее. Стартап действительно может прогореть и закрыться (и в этом случае инвестор потеряет деньги), а может стать «среднячком» (и инвестор ничего не потеряет и даже получит прибыль). А ещё может вырасти в успешную компанию, обеспечив инвестору большую прибыль при выходе на IPO или поглощении другой компанией.

В последнем случае стартап развивается внутри экосистемы стратега. Пример — покупка сервисом «Яндекс.Такси» стартапа по доставке еды Foodfox в 2017 году. Сумма сделки составила 595 млн руб. (из них 54 млн руб. — отложенный платёж). Экзит тогда совершили фонд Target Global, предприниматель Александр Черняк и неназванные бизнес-ангелы, которые вложили в сервис в сумме более $6 млн (размер их доли в сервисе остался неизвестным). Вскоре после закрытия сделки Foodfox переименовали в «Яндекс.Еду».

Иногда венчурные инвестиции позволяют заработать на IPO, даже если оно прошло неудачно. Выход Uber на биржу признали провальным — результаты оказались ниже ожиданий. Фонды, которые инвестировали в компанию до 2016 года, смогли заработать на IPO, а вот те, кто вложился в Uber с 2016 по 2018 гг., понесли убытки. Пока что в убытке и инвесторы на бирже, купившие акции в ходе IPO. О том, как заработать на выходе компании на биржу, мы рассказывали в этой статье.

Как инвестировать в стартап

Можно стать бизнес-ангелом или инвестировать в фонд, но эти варианты подходят не всем: для «ангельских» инвестиций, как и для вложений в фонды, нужны крупные суммы (ориентироваться стоит на вложения от нескольких десятков тысяч долларов). Кроме того, даже на этапе предпосевных и посевных инвестиций нужно разбираться в том, как устроен стартап и рынок, на котором он собирается работать.

Самым простым способом инвестировать в стартап считается краудинвестинг — вложения относительно небольших сумм (от нескольких тыс. руб.) в обмен на долю в бизнесе. Такой способ привлечения инвестиций часто выбирают молодые проекты, у которых нет шансов получить кредит от банка или венчурные инвестиции от фондов. Сделки заключаются на онлайн-площадках, где инвестор может выбрать интересный для него бизнес. Риски таких вложений чрезвычайно высоки: компания может обанкротиться, не принести прибыль, на которую рассчитывал инвестор, или даже перестать выходить на связь. При этом площадки не несут ответственности за потери инвесторов и предупреждают о рисках.

В России работают несколько краудинвестинговых площадок, самая известная из них — StartTrack. Там можно не только инвестировать в стартап по модели краудинвестинга, но и дать ему взаймы. Такая форма инвестирования на самом деле называется краудлендинг: инвесторы одалживают компании деньги под высокий процент. Существуют отдельные площадки для краудлендинга, позволяющие инвестировать всем желающим. Крупнейшая такая площадка в России — Penenza.

Иногда краудлендинговые сервисы запускают крупные компании — так, например, поступили Ozon и СберБанк. Минимальная сумма инвестиций на площадке «СберКредо» — 5 тыс. руб,, а доходность, по оценке аналитиков, может достигать 17,3 % годовых. Заёмщиками в таком случае становятся юрлица или индивидуальные предприниматели, которые проходят скоринг для доступа на платформу. Работа таких площадок с января 2020 года регулируется ЦБ: согласно законодательству, регулятор вносит их в специальный реестр.

То, что краудинвестинг и краудлендинг теперь попадают в поле зрения ЦБ, не делает инвестиции в молодые компании менее рискованными: в законе чётко прописано, что «оператор инвестиционной платформы не отвечает по обязательствам лиц, привлекающих инвестиции». Иными словами, как и в случае с венчурными инвестициями, инвестор действует на свой страх и риск. Если вы хотите вложиться в стартап, выделите на эти высокорискованные инвестиции небольшую долю своего портфеля.

Источник https://incrussia.ru/understand/infografika-venchurnye-investitsii-2017-goda/

Источник https://sbersova.ru/sections/invest/kak-ustroen-venchurnyj-rynok-i-kak-vlozhitsya-v-startap

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *