В поиске прорыва. Как выбирать венчурные проекты для инвестиций

В поиске прорыва. Как выбирать венчурные проекты для инвестиций

Фото Sefa Karacan / Anadolu Agency / Getty Images

Устойчивый рост российской экономики — большой плюс для инвестиций в разные проекты. Успешно инвестировать можно не только в российские аналоги успешных зарубежных венчурных проектов, но и в оригинальные идеи.

После того как я написал черновик этой статьи, я поехал на вокзал в большой спешке. Я открыл приложение Gett в смартфоне, заказал такси, которое, по данным приложения, должно было приехать в течение четырех минут. На такси я доехал до вокзала самой короткой дорогой, которую выбрал «Яндекс Навигатор».

Чтобы сесть в «Аэроэкспресс», я показал проводнику электронный билет, который купил с помощью приложения по дороге на вокзал. Когда я приехал в аэропорт, я зарегистрировал свой электронный билет, а в самолете сел на место, которое забронировал заранее с помощью онлайн-приложения.

Все это очень сильно отличается от моих воспоминаний о том, как я впервые приехал в Россию в 1990-е годы, и даже от того, что было всего 10 лет назад, — ни смартфонов, ни онлайн-приложений для покупки билетов или заказа такси, ни онлайн-платежей.

Все эти технические новшества появились в результате работы предпринимателей, целью которых было создание продуктов и услуг, сделавших нашу жизнь более удобной, предсказуемой, быстрой, дешевой и контролируемой. Но чтобы реализовать свои идеи и воплотить их в готовые продукты и услуги, предпринимателям нужны были деньги. Именно так начиналась эра венчурного финансирования.

Зачем нужно венчурное финансирование

На самой ранней стадии развития бизнеса эта функция возлагалась как на самих предпринимателей и их личные накопления, так и на средства их семей и друзей. Эти ресурсы могли быть сильно ограничены или же их вообще не было, и предприниматели часто обращались к так называемым бизнес-ангелам или искали деньги посредством краудфандинга.

Бизнес-ангелы — это такие же предприниматели, которые уже построили свой бизнес, или частные венчурные инвесторы, для которых этот бизнес не является основным. Бизнес-ангелы обычно обладают меньшим доступным капиталом, чем фонды. Что потенциально может дать краудфандинг, так это оценку и обратную связь по поводу идеи продукта.

Однако, рассматривая такие варианты финансирования, всегда важно помнить о ключевой характеристике, которой им недостает. Главная польза, которую привносят в проекты венчурные капиталисты, в сравнении с физическими лицами или краудфандингом, — это не просто финансирование, но и широкая экспертиза и опыт. Для многих стартапов это не менее, а даже более важно, чем собственно деньги.

Еще один потенциальный источник венчурного финансирования, о котором сейчас много кто говорит, — это ICO. В результате 211 процедур ICO, проведенных до октября 2017, было привлечено финансирование в размере $3,5 млрд, и это невозможно игнорировать.

Некоторые даже видят в нем угрозу традиционной модели венчурного финансирования. Однако, как вам известно, проведение ICO — это исключительно противоречивый вопрос. Хотя в его пользу можно привести несколько разумных аргументов, из-за рисков, присущих венчурным инвестициям, значительно повышается неопределенность в отношении этого инструмента и защищенности инвесторов на рынке без четкого регулирования.

Сейчас между процедурами ICO существуют значительные различия в зависимости от того, какие условия предлагают их организаторы, и я подозреваю, что до того, как все будет отрегулировано или даже появятся общепринятые инструменты, мы станем свидетелями не одной неудачной попытки. В этой связи довольно трудно предположить, что ICO заменит венчурное финансирование.

Подавляющее большинство стартапов в буквальном смысле начинает свой бизнес с нуля, и участие опытных членов совета директоров из венчурных фондов или других финансовых организаций помогает стартапу не изобретать колесо и не допускать ошибок, с которыми опытный предприниматель уже сталкивался.

Это может быть целый спектр базовых бизнес-решений, таких как покупка или аренда оборудования, аутсорсинг IT, финансовых и прочих функций или наем персонала в штат, ключевые моменты финансовых договоров, маркетинговая и ценовая политики и так далее. Бизнес-модели могут быть совершенно разными, однако трудности, с которыми сталкивается бизнес на ранних стадиях, зачастую очень похожи.

Самый известный пример — это компания Google, которая наняла Эрика Шмидта в качестве руководителя, чтобы направить бизнес основателей компании Сергея Брина и Ларри Пейджа, в коммерческое русло под руководством венчурных компаний Kleiner Perkins и Sequoia. Эрик Шмидт быстро занял должность генерального директора Google и в этом качестве более 10 лет отвечал за коммерческую деятельность и развитие бизнеса компании.

Где оно популярно

На этой модели строится успех компаний Кремниевой долины, когда стартапы окружены венчурными фондами, предпринимателями и бизнес-сообществом, обеспечивающим поддержку и финансирующим их в период становления.

Так, например, в венчурном фонде Andreessen Horowitz, основанном Марком Андриссеном, основателем компании Netscape, работают более 100 сотрудников, активно вовлеченных в работу с предпринимателями и помогающих им с маркетингом, наймом персонала и развитием бизнеса. Так как они очень глубоко погружены в технологическую экосистему, они знают, кому разрабатываемые технологии подойдут наилучшим образом, кто подойдет на роль руководителя по развитию технологий, а кто — на должность финансового директора, какие рынки и маркетинговые стратегии наиболее привлекательны.

США, несомненно, являются лидером в области венчурных инвестиций, принимая во внимание размер и число американских венчурных фондов. На рынке США их тысячи, и в 2016 году они инвестировали в общей сложности $69 млрд в 8136 компаний, что составляет 54% всего инвестированного венчурного капитала в мире.

Тем не менее Европа также достаточно развитый венчурный рынок. В 2016 году объем венчурного капитала этого региона составил примерно четверть от венчурного капитала США.

Если говорить о перспективных регионах, то помимо Кремниевой долины стоит упомянуть Израиль, где существуют очень активные технологические и венчурные сообщества. У них установлены тесные связи с Россией в силу причин, обусловленных историей, благодаря чему в израильский венчурный бизнес вовлечено множество российских венчурных фондов.

Читать статью  Коллективные венчурные инвестиции

С макроэкономической точки зрения в 2017 году российская экономика более стабильна, чем в последние два года, что является большим плюсом для компаний и инвестиционных решений. Тем не менее мы до сих пор сталкиваемся со значительным ограничение аппетита к инвестициям.

На это существует целый ряд причин. Высокие реальные процентные ставки по кредитам, уровень которых превышает инфляцию, делает привлечение средств для инвестиций дорогим для компаний, из-за чего все ждут снижения ставки ЦБ.

Также неблагоприятным фактором с точки зрения привлечения инвестиций, включая венчурные, для России остаются санкции. Бизнес и инвесторы приспособятся к новой ситуации, но над этим еще необходимо работать. Мы уже видим некоторые подвижки в этом плане, например, прошедшее недавно IPO «Детского мира».

Свои сложности и нюансы есть на любом рынке. Если говорить о мировом тренде, то в 2015 году и в первом полугодии 2016-го венчурные инвестиции достигли рекордных уровней. Но главный враг инвестиций — неопределенность. Она затрудняет процесс планирования и компаниям, и инвесторам. Результаты президентских выборов в США и выход Великобритании из Евросоюза потрясли рынок и создали высокий уровень неопределенности в США, Великобритании и Евросоюзе.

В результате этих событий инвестиционная активность значительно снизилась и во втором полугодии 2016 года упала на 29% в годовом выражении, несмотря на масштабные инвестиции в такие крупнейшие стартапы, как Uber, Magic Leap and Snapchat.

Какие проекты ищут финансисты

Есть два основных способа инвестирования. Очевидно, что это могут быть вложения в секторы, которые уже имеют показательную историю на других рынках и могут иметь успех на российском рынке, либо инвестиции в радикально новые направления бизнеса с высоким потенциалом.

Так, например, сервис «Яндекс.Такси» воспроизводит модель Uber, и его успех строится на широком присутствии «Яндекса» в российском интернет-пространстве. С другой стороны, мы видим зрелые российские компании, которые экспортируют собственные технологии, такие как «Лаборатория Касперского» и Luxoft.

При этом на рынке достаточно компаний, находящихся на ранних стадиях развития и имеющих собственные оригинальные идеи. Любой инвестор очевидно ищет бизнес с высоким потенциалом и такой бизнес-моделью, которая может быть более интересной и ценной для клиентов в противоположность традиционным предложениям на рынке.

Это всегда несет с собой повышенный риск, ведь еще нужно подтвердить, окажется ли новая бизнес-модель настолько состоятельной здесь, насколько она была успешной на других рынках.

По этой причине концепцию в принципе нужно корректировать из-за местных регуляторных правил, инфраструктурных факторов или культурных особенностей. Многие новые бизнес-модели переносимы в Россию, и мы заинтересованы в поддержке таких проектов.

Если малый бизнес демонстрирует наличие таких критериев, как высокие темпы роста, лидерство в своем сегменте рынка, выгодное предложение для потребителя, хорошие экономические показатели, он может рассчитывать на поддержку сильного, признанного на рынке инвестора.

Венчурное финансирование — специфическая область деятельности. Это высокорискованные инвестиции: 80% компаний, в которые были вложены деньги, ожидает провал.

Венчурные инвесторы ищут предпринимателей, идеи или бизнес которых могут принести значительный доход для тех, кто вложил в них деньги. Если вы получите 10-кратный доход от одной сделки, это покроет ваши потери от вложений в те идеи, которые провалились. Кроме того, инвестор должен быть очень осторожен, инвестируя в компании на ранних стадиях развития.

Наибольший интерес представляют проекты, которые приносят существенную пользу для потребителей как с точки зрения товарного предложения, так и по ряду других параметров — скорости, комфорту, качеству, соотношению стоимости и получаемой потребителем пользы.

Мы видим высокую активность по тем рыночным предложениям, которые хорошо подходят для распространения через интернет (онлайн-платформы Profi.ru, CarPrice, Cian.ru, которые дают пользователю лучшее понимание рынка услуг и ценообразования), а также значительный глобальный интерес к биотехнологиям и здравоохранению.

Компании, использующие прорывные технологии, тоже привлекают к себе внимание. Это рыночные платформы, которые разрушают старые модели дистрибуции и дают пользователям большую прозрачность.

Нельзя исключать из сферы своего внимания и бизнес, работающий в новой экономике, — проекты, которые существенно отличаются от традиционных (такие как блокчейн), но развиваются несколько иначе, нежели в направлении радикальных технологических прорывов.

Перспективы венчурного бизнеса в РФ Что ждет стартапы в 2023 году

Перспективы венчурного бизнеса в РФ

Венчурный рынок — одна из самых чувствительных к геополитическим штормам сфер. Изменение глобальной политико-экономической обстановки в мире и особенно в нашей стране привело к его радикальной трансформации для российских игроков. Каковы же его перспективы на 2023 год?

В енчурное инвестирование представляет собой вложения в новые идеи, проекты, разработки и так далее. Это финансирование инновационной бизнес-идеи, которая в будущем может «выстрелить», захватить свою нишу на рынке, или провалиться, похоронив все инвестиции (что случается чаще, чем хотелось бы). С этим тесно связано понятие «стартапа» (от англ. start up «запускать») – временной организационной формы, направленной на поиск новой бизнес-модели. Особенности стартапов – уникальность идеи (не всякий новый бизнес – стартап), очень быстрый рост, создание новой модели, меняющей рынок или его заметную часть. И, разумеется, риск провала, если рынок оценен неверно. Или, что сейчас особенно важно, если рынок необратимо изменился.

Что мы имели

Чтобы понять, что изменилось в венчурном инвестировании в России и каковы его ближайшие перспективы, полезно оценить ситуацию на конец 2021 года. Тогда наблюдался пик инвестиционной активности, и показатели были самыми высокими за всю историю сектора. По итогам 2021 года российский венчурный рынок вырос в три с половиной раза, объем венчурных инвестиций увеличился до $2,4 млрд. Однако стоит учесть несколько весьма важных моментов.

Глобальный объем венчурных инвестиций в 2021 году составил $643 млрд, так что локальный рынок оставался малозаметным в мировых масштабах – всего 0,2%, почти ничего. Кроме того, рос он не за счет увеличения количества сделок, а благодаря повышению среднего чека. За шесть последних месяцев прошлого года российские компании закрыли всего 228 сделок на общую сумму $1,9 млрд. Эти цифры дает исследование «Венчурная Россия. Евразия и Восточная Европа», подготовленное специалистами аналитической компании Dsight. Для сравнения: в США происходит от 10 до 15 экзитов (продажа доли собственности или выход на IPO) в сутки.

Читать статью  Венчурные инвестиции это вложение капитала в

Стоит также отметить, что до 2022 года в этом сегменте наблюдался тренд на глобализацию: фонды с российскими корнями вкладывались в глобальные компании с основателями из России. Основные успешные кейсы, когда стартапы, опробовав себя на российском рынке, получив какую-то выручку и подтвержденный трэкшн (качественные и количественные показатели и метрики, которых достигла компания), выходили на зарубежные рынки.

Внутри России активны были в основном корпоративные фонды: «Сбер», VK, «Яндекс» и другие. На них пришлось по 31% выходов для инвесторов в 2021 году.

То есть внутренний венчурный рынок не процветал и ранее. За рубежом инвестиции в российские стартапы воспринимались как токсичные сделки еще с 2014 года.

Динамика спада

В текущем году на отечественном венчурном рынке произошли значительные изменения. Из-за санкционного давления и ухода из страны крупных игроков количество сделок и число инвестиций снизилось. Иностранные фонды приостановили работу в России, отечественные корпорации заморозили переговоры с молодыми командами и сократили вложения в инновации. С января по июнь 2022 года состоялось 85 сделок на общую сумму $658 млн. Количество сделок в первом полугодии оказалось минимальным с 2016 года. При этом около половины инвестиций обеспечила одна сделка в январе, то есть еще в старых экономических условиях. Тогда онлайн-платформа для совместной работы Miro привлекла $400 млн от группы инвесторов во главе с американским фондом Iconiq Capital. Если эту сделку не учитывать, то объем венчурного рынка за январь – июнь 2022 года составил $258 млн, что крайне мало.

Три крупнейших сделки первого полугодия после февраля:

  1. Интернет-магазин с товарами для ремонта «ВсеИнструменты.ру» получил $40 млн от Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) и фонда «Эльбрус Капитал III».
  2. Платформа для сбора и разметки данных Heartex привлекла $25 млн в раунде А от американской венчурной фирмы RedpointVentures. Но это американский стартап с российскими корнями, не очень показательный случай.
  3. Разработчик инструментов по персонализации маркетинга RetailRocket привлек $24 млн от кипрского фонда Fintera (тоже компания «с российскими корнями» и иностранный фонд).

Андрей Заворин

Андрей Заворин , венчурный инвестор и технологический предприниматель:

Первым и наиболее заметным фактором, который оказал влияние на текущий инвестиционный климат в России, я бы назвал значительный отток корпоративных инвесторов. Если в первом и частично втором кварталах это было не так заметно, поскольку закрывались уже одобренные сделки, то сейчас кратное снижение активности стало очевидным для всех. Можно добавить и негатива: фондовый рынок убит, на дворе кризис банковской ликвидности, страну покинули десятки тысяч экономически активных высококвалифицированных специалистов и так далее. Все это, конечно, тоже оказывает свое влияние. Многим стартапам, годами занимающимся любимым проектом, придется совершить очень жесткие пивоты (резкое изменение направления бизнеса), потому что альтернативой им станет гарантированный провал. Похожая ситуация в некоторых отраслях возникла в период пандемии.

Структурные моменты

Чтобы оценить перспективы, надо понять, как изменились условия и структура венчурного рынка России после февраля 2022 года.

Главных факторов изменения два.

Первый ― изоляция России от европейских и американских рынков, денег и фондов. Этот фактор по сути закрыл путь российским стартапам к работе на привычный международный рынок: невозможно проводить транзакции, платить сотрудникам, получать транши инвестиций. Многие фаундеры (человек, который основал компанию, запустил стартап) склоняются в пользу глобального рынка с продажей бизнеса в России. Большинство стартапов, как показали различные исследования, изначально ориентировано на международный рынок. Это заложено в их стратегии развития.

Второй — массовые релокации игроков. Согласно опросам, как минимум 40% стартапов перебрались в страны Европы, СНГ, Ближнего Востока. Половина из них не считает Россию основным рынком для себя. Самая распространенная модель сейчас такая: основатель релоцировался и пытается привлечь деньги в новой локации, а команда осталась в России и пытается развивать то, что осталось в России.

Что стало с рынком? Прежде всего, он стал крайне ограничен и монополизирован — в текущих условиях о существенном заработке на капитализации говорить не приходится, — поэтому компаниям придется обращаться к традиционным прямым инвестициям от банков или партнеров.

Можно сказать, что фактически рынок перестает быть венчурным и переходит на дивидендную модель: это когда кто-то инвестировал в компанию, которая разработала продукт, продала двум-трем крупным заказчикам и существует на доходы от обслуживания этих клиентов, выплачивая им дивиденды. Дивидендные модели внутри страны работают даже лучше, чем прежде, потому что в пострадавшие от санкций отрасли (IT, автомобильную промышленность, авиастроение и другие) сейчас вливается больше внутренних — государственных и частных — денег. Те компании, которые решили остаться в России, получат серьезные преимущества: низкая конкуренция, заказы от государства и так далее. Но они перестанут быть венчурными по своей сути. Бюджеты на импортозамещение выделены, но до небольших стартапов они вряд ли дойдут.

При этом у российских инвесторов, желающих вложиться в иностранные проекты, дела обстоят даже тяжелее, чем у отечественных стартапов. Их деньги на западе не хотят, потому что это дополнительные риски вторичных санкций для компаний-реципиентов.

Однако есть и плюсы — освободившиеся ниши, где можно будет показывать кратный рост. Самые перспективные рынки в России те, откуда ушли сильные западные конкуренты. Или технологические рынки, которые неплохо росли и до 2022 года: e-commerce, foodtech, edtech, HR-tech, medtech, ERP-системы. Импортозамещение — это неплохая стратегия для развития компании, если ей есть что предложить и она не питает иллюзий по поводу легкости получения государственных денег. Такие проекты будут привлекательными для государственных инвесторов.

Читать статью  Что такое венчурные инвестиции и как они помогают компаниям найти деньги в самом начале работы

На фоне общего падения инвестиционной активности рост показали государственные фонды. За январь – июнь 2022 года они закрыли 19 сделок на общую сумму $85 млн, тогда как в первом полугодии 2021 года состоялось 15 сделок на общую сумму $46 млн. Это дало рост инвестиций от госфондов в общем объеме инвестиций на рынке с 4 до 33%, что можно уже оценивать как некую тенденцию. Скорее всего, доля участия крупных государственных компаний в инвестиционных сделках будет расти и дальше.

Андрей Заворин

Андрей Заворин , венчурный инвестор и технологический предприниматель:

В последние месяцы на инвестиционном рынке громко заявило о себе государство. Оно декларировало намерение оказывать всестороннюю поддержку стартапов, на что уже выделено (но пока не потрачено) колоссальное количество средств. Заявлено множество способов поддержки: субсидии, гранты, всевозможные льготы. Особенно для тех компаний, которые развивают инновационные продукты или заняты в программах импортозамещения. Теперь отрасль с интересом ждет от власти конкретных шагов по выполнению собственных обещаний. Больше возможностей предлагают открытые комьюнити с широким спектром интересов. Мы, например, в этом году приняли участие в организованном «Норникелем» международном форуме InHub. Инноваторы там могли учиться, свободно общаться друг с другом, получать методическую поддержку. В рамках состоявшегося этим летом мероприятия через экспертов прошли десятки стартапов. Потенциальные инвесторы, включая нас, оказали посильную менторскую помощь, одновременно присматриваясь к наиболее интересным командам. На заключительном демодне основателям лучших проектов была предоставлена возможность выступить перед инвесторами со своими презентациями.

Прогнозы и перспективы

Прогнозов венчурного рынка на ближнее будущее хватает, но все они страдают общим недостатком – основаны на линейной экстраполяции текущей ситуации в будущий год. Между тем, «черные лебеди» (случайные или труднопрогнозируемые события, которые могут иметь существенные последствия для мировой экономики) сейчас перестали быть редкими птицами, начав преобладать в популяции. Проще говоря – никто не может предсказать геополитический фон на 2023 год с хоть какой-то достоверностью. Тем не менее, можно попробовать выделить некие высоковероятные тренды.

Первый – распад глобального рынка на национальные и макрорегиональные сектора скорее всего углубится. Для России это означает рост изоляции от рынков запада, требующий разворота экономической деятельности на восток и попытки активизировать внутренний рынок, который по определению небольшой и при этом еще и достаточно консервативный из-за большой доли госкапитала. Из этого следует:

1. Фаундерам придется выбрать ― работать в России или за рубежом. Сочетать не выйдет.

2. Российским венчурным инвесторам останутся российские же стартапы ― или никаких.

3. Денег от международных инвесторов можно не ждать.

Это тренды, с которыми согласны все эксперты, но прогнозы они строят на их основании достаточно разные. Попробуем условно разделить их на негативные и позитивные.

Уровень монополизации рынка и так очень большой, и он будет расти. Это приведет к тому, что крупнейшие корпоративные фонды будут диктовать условия. Например, у Яндекса 80% рынка доставки, а у VK — все UGC (user-generated content) платформы, то есть 50%+ рынка цифровой рекламы. Стартапы в этой области обречены принимать их цены. Сложности с использованием традиционных инструментов хеджирования рисков ведут к тому, что инвесторы ужесточают требования к условиям венчурных сделок. На рынке будут преобладать сделки M&A (mergers and acquisitions, «слияния и поглощения»), предполагающие поглощение компании ради продукта или команды.

Рынок вернется к показателям 5–7-летней давности. Инвесторов, готовых вкладывать в стартапы, будет в разы меньше. Основными покупателями станут крупные отраслевые компании. На высокую оценку могут рассчитывать достаточно зрелые стартапы, которые уже вышли на самоокупаемость.

Многие фаундеры выберут приоритетом развитие на международном рынке. Стартапы на начальных стадиях с продуктом, ориентированным на российский рынок, могут продаваться с большим дисконтом.

Кейсы с привлечением инвестиций будут, потому что в России есть капитал. Да, он трансформировался и теперь преимущественно государственный, но он есть.

Инвесторы, как и в любой кризис, готовы соглашаться на меньшую доходность при условии, что у них снижаются риски.

Будут создаваться государственные фонды специально для импортозамещения. Но при этом нужно понимать, что эта стратегия закрывает стартапу путь к зарубежному капиталу.

Государство анонсировало множество способов поддержки: субсидии, гранты льготы. Особенно для тех компаний, которые развивают инновационные продукты или заняты в программах импортозамещения.

Рынок снова начнет расти, и сейчас, пока он находится внизу, — самое время принимать решения и инвестировать.

Андрей Заворин

Андрей Заворин , венчурный инвестор и технологический предприниматель:

Вложения в недвижимость утратили привлекательность, а состояние реального бизнеса таково, что риски в нем уже не значительно ниже, чем в венчурном. Они стали сопоставимы при заметно различающейся доходности. Если потолком для обычного бизнеса можно назвать 30% годовых, то для венчура вполне реальны и 100%. Неэффективность, а то и просто недоступность традиционных инструментов привели к накоплению огромных средств на руках частных инвесторов. Люди активно ищут, во что вложиться. По данным ЦБ, на конец 2021 года в России было зарегистрировано 339 тысяч квалифицированных инвесторов. Спустя полгода их стало уже более 500 тысяч. Рост в два раза! Еще я бы отметил «скрытые активы» — криптовалюту. В начале года Михаил Мишустин заявил, что на руках россиян порядка 2,2 трлн рублей в цифровых деньгах. С тех пор этот рынок просел практически втрое, но речь все еще идет о триллионах. И многие из держателей этого нестабильного актива ищут другие пути роста капитала. Шанс в этом кризисе получит тот, кто не будет цепляться за привычное и откроется новой реальности.

Источник https://www.forbes.ru/finansy-i-investicii/355017-v-poiske-proryva-kak-vybirat-venchurnye-proekty-dlya-investiciy

Источник https://business.digitalocean.ru/n/perspektivy-venchurnogo-biznesa-v-rf

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *